В период кризисов начинается регрессия социума на более низкие уровни функционирования…

Директор Восточно-Европейского Института психоанализа, профессор Михаил Михайлович Решетников рассказал о кризисе и ожидающих нас последствиях.

Справка
Профессор М. М. Решетников изучал поведение людей в различных кризисных ситуациях: на афганской войне, в Армении после землетрясения, в Уфе после взрыва поездов, на «чернобыльском следе», и многих других.

 

Это интервью я брал в 1998 году для первого и последнего номера своего журнала. Рекомендации профессора по-прежнему актуальны.

 

Каков механизм воздействия социальных катаклизмов на психику людей?

Существуют установленные нами уже около 10 лет назад специфические закономерности кризисного развития личности и общества. В период кризисов начинается регрессия социума на более низкие уровни функционирования. Начинается она с самых высоких уровней общественной регуляции.

В первую очередь страдает уровень моральной регуляции: снижается общественная мораль, проявляется вседозволенность, как на межличностном, так и на государственном уровне, что мы уже не раз наблюдали. Затем снижается уровень интеллектуальной регуляции: люди начинают принимать больше неправильных решений, совершают больше ошибочных действий.

При более глубоких изменениях в жизни снижается уровень, который у нас общий с животными: уровень эмоциональной регуляции. На этом уровне характерны немотивированные эмоциональные вспышки по отношению к окружающим, повышается агрессивность, появляются депрессивные признаки.

После этого возможно появление нарушений на физиологическом уровне: растет число заболеваний, инфарктов, инсультов, язв, суицидов… Это уже так называемый критический уровень нарушения регуляции, который уже сказывается на репродуктивной функции населения и общей работоспособности.

Как правило, все эти изменения развиваются в период острых кризисов очень быстро, в случае протяженных кризисов — постепенно. Характерно, что восстановление этих функций идет в обратном порядке. Сначала восстанавливается физиологическая регуляция, что связано с нормализацией питания, затем наступают улучшения на эмоциональном уровне. Следующий этап восстановления затрагивает интеллектуальную сферу. Завершает процесс восстановления стабилизация норм общественной морали.

Кризис, начавшийся в 1991 году, длился примерно до 1994, тогда мы уже перешли на уровень физиологических изменений. Затем в 1995-19996 годах начался период восстановления, и вот, не выйдя из этого первого кризиса, мы попали во второй. Я думаю, что сейчас эти изменения будут более мощными и более выраженными.

 

Очевидно, что все люди в разной степени обеспокоены развитием ситуации. В чем разница между беспокойством и паникой?

Беспокойство чаще всего присутствуют только на психологическом уровне и может длиться годами. Паника сопровождается уже некими беспорядочными действиями: человек начинает метаться от одного решения к другому, и эти реакции абсолютно не адаптивны. Адаптивных  панических реакций не бывает: если человек отчего-то убегает, то он бежит в определенном направлении, при панике он мечется из угла в угол.

 

В условиях длительного социального стресса каковы роли мужчины и женщин?

Как ни покажется странным, но в преодолении кризиса роль женщины всегда выше. Женщину я бы назвал основным социотерапевтом. Мужчина всегда находится в сфере женских направляющих указаний, и тому есть определенные причины: женщина-мать от рождения ребенка налагает различные запреты. Женское разрешение либо запрет, либо поощрения — это необходимая часть жизни любого, даже взрослого мужчины.

Поэтому женщине не стоит постоянно говорить мужчине: где деньги? Лучше оказать поддержку со словами «ничего, все будет нормально, переживем». К сожалению, в России практически утрачена патриархальная семья, но не сложилась так называемая европейская, для которой характерно состояние партнерства. Чаще встречается позиция «ты должен» или «ты должна», но редко состояние кооперации. Я бы призвал женщин поддержать мужей: в плане психологической выносливости мужчина нуждается в поощрении и поддержке.

 

Что обязан делать мужчина в период кризиса?

Традиционно обязанности распределяются следующим образом: мужчина защищает семью, а женщина обеспечивает стабильность семейного очага. Но от кризиса нельзя защититься дубиной или пистолетом, это полная глупость. В сегодняшней ситуации мужчина не в оружейный магазин бежать должен, а искать, где сейчас, сию минуту можно подработать, материальная защита семьи более актуальна. Ожидать не выплачиваемые по 6-8 месяцев зарплаты абсолютно неадекватная реакция, и надеяться на государство сейчас бесполезно. Ждать чьей-то помощи проще, чем самому решить свои проблемы, взять на себя ответственность за происходящее с тобой и твоей семьей.

 

Везде слышны разговоры о ценах и других последствиях кризиса. Обсуждение ситуации сейчас — это облегчение или накручивание эмоции?

Это, безусловно, облегчение, потому что в таких ситуациях всегда хочется с кем то обсудить дела. Я бы назвал эти разговоры поиском взаимной терапии, но существует опасность взаимного провоцирования, поиска виноватых и обвинения кого-то или чего-то.

Абсолютно понятно, что наступивший кризис продлится не день, и не два. Минимум лет 5 мы еще будем ощущать его последствия.  Мы должны понимать, что на восстановлении ситуации уйдет много времени и сил, поэтому нужно не провоцировать друг друга, а поддерживать, особенно внутри семьи и между родственниками и друзьями.

 

Когда начинается поиск виноватых, активизируются различные радикально настроенные группировки. Что за люди попадают под их влияние?

Самые обычные люди. Специфика человеческой психики такова, что всем нам свойственно искать виновников наших бед вовне: и вы, и я, и любой человек обладает этим качеством. Так называемый родовой миф: если что-то плохо, то это не потому, что я такой, а это кто-то другой виноват.

Родовой миф легко трансформируется в межнациональной: если в стране все плохо, то виноваты обязательно инородцы, причем виновник должен быть не только инородцем, но и быть рядом. «В наших бедах виноваты ангольцы или гватемальцы…» — это неинтересно и неправдоподобно. У нас виноватыми обычно становится евреи, украинцы, татары, кавказцы. Это просто проекции вины вовне, и ничего такая позиция не дает, кризис она не остановит. Из кризиса мы можем выходить только все вместе и, с другой стороны, каждый индивидуально. Каждый из нас должен взять на себя свою долю ответственности и честно сказать себе, что выбраться из кризиса он должен сам, опираясь на свои силы и свои возможности.

До тех пор, пока у человека есть руки-ноги- голова, он способен это сделать. Как только начинается проекции всякой вины вовне, собираются митинги с целью найти и наказать виновных. Никто никогда не выигрывают от таких действий, все они могут привести только к еще большему беспокойству, к еще большей опасности для себя и своих детей. Как бы ты ни был силен, всегда найдется кто-то более сильный.

Я бы призвал всех не поддаваться ни на какие провокации и не пытаться решить проблемы участием в митингах и демонстрациях. Как только человек оказывается в толпе, снижаются его интеллектуальные возможности, возникает очень высокий уровень психической заражаемости — его легко заразить паникой, агрессивностью и желанием разрядиться. Каждый, кто попадает в толпу, должен знать, что его легко могут повести на что угодно, независимо от его желания.

 

Каким образом каждый из нас может облегчить свое психологическое состояние во время кризиса?

Самое необходимое и самое сложное в любой кризисной ситуации — это сказать себе раз и навсегда: я принимаю ответственность за себя и свою семью на себя. Можно обратиться к своим родственникам, в первую очередь к старшим, чтобы они рассказали, как они выходили из сложных положений. В России часто были периоды, когда люди мобилизовались на решение острых проблем. Были и война, и голод, но всегда мы приспосабливались и всегда находили выход. Мы должны обратиться к своему историческому опыту.

Это поможет, тем более, что по сравнению с теми годами, сегодняшний кризис не должен устрашать: голода и всеобщей нищеты вряд ли стоит ожидать.

 

В сложные времена всегда помогает юмор. Мне кажется, что ирония и смех помогают переносить самые большие беды…

Иногда смех — это вариант невротической реакции. Знаете, сейчас для юмора никаких оснований нет, хотя шутка и поддержка помогают разрядить эмоциональное напряжение. Самые лучшие комедии начали появляться в Америке в период «Великой депрессии», это было важно для поддержки духа населения. Россия богатой страной пока еще не была, но обладает огромным запасом терпения. Это одно из лучших свойств русского народа.

Я думаю, что российская ситуация девяностых годов ни в одной стране мира не могла бы пройти так же спокойно.
Очень велика сейчас роль прессы. Я считаю, что сейчас должны исчезнуть с экранов показы великосветских тусовок, ни в коем случае нельзя допускать разжигания социальной или национальной розни. Но прежде всего необходимо восстанавливать уже утраченное уважение к честному труду и ответственность каждого за самого себя.



Напишите мне свой комментарий!

Anti-Spam Image*
Введите латинские буквы\цифры, показанные на картинке

Блог о pr, public relations, пиар в России и в мире. Авторский взгляд на связи с общественностью и PR технологии: история пиар агентств, коллекция pr текстов. Кейсы по организации pr мероприятий и проектов. Рассматриваются функции pr в системе брендинга, примеры pr кампаний и пиар акций.
Яндекс.Метрика